Опыт преподавания в Стэнфорде: курс «Innovation and Entrepreneurship: A Triple Helix of University Industry Government Interactions»

Весной 2017 года меня пригласили в Стэндфордский университет в качестве ассистента профессора вести курс. График был настолько загруженный, что время опубликовать заметки появилось только сейчас.

О возможности поехать в Стэнфорд я думала еще в 2016 году. Профессор Генри Ицковиц продолжительное время возглавлял исследовательскую группу в центре H-STAR (одно из многочисленных подразделений Стэнфорда), но несколько лет назад вышел на пенсию. В центре Г. Ицковиц занимался исследованиями, связанными с изучением сетевых связей, предпринимательскими университетами, инновационными экосистемами. В 2016 году на одном из мероприятий состоялся разговор с представителями департамента STS (Science, Technology and Society (наука, технологии и общество)), куда профессора пригласили прочитать курс по предпринимательству и инновациям. Он отнесся к этой идее без особого энтузиазма: хлопотно и препятствует поездкам на конференции, организуемых в разных странах мира.

Возможно, ничего бы и не получилось, если бы я во время нашего Skype-общения с Генри, которое происходило довольно регулярно (профессор на протяжении последних лет был моим ментором по диссертации), не узнала о возможности поработать в Стэнфорде. На тот момент в моем туманном будущем вырисовывалась защита диссертации, а затем долгожданная свобода. Уехать на несколько месяцев преподавать в Стэнфорд было отличной перспективой, и мы стали разрабатывать программу на 9 недель.

Наш курс «Innovation and Entrepreneurship: A Triple Helixof University Industry Government Interactions» в модульной системе был обозначен не как основной, а по выбору. Специфика его несколько своеобразна. По своему опыту я уже поняла, что в изучении феномена Кремниевой долины заинтересованы во многих уголках мира, кроме самой Долины. Тут рады, что она есть, и, не задумываясь, пользуются ее условиями, чтобы претворить свои мечты в жизнь. Курс мы написали, но, для того чтобы его запустили, нам нужно было набрать достаточное количество слушателей. Поначалу дело двигалось медленно, поэтому в ход пошли маркетинговые инструменты. Наш факультатив предназначался только для студентов Стэнфорда, соответственно, как-то повлиять на количество записавшихся мне из Москвы было сложно. Тогда мы стали смотреть расписание студенческих мероприятий, и харизматичный профессор Ицковиц рассказывал о курсе так, что через неделю группа была набрана и курс утвердили в расписании.

Про Стэнфорд

История Стэнфорда берет начало во второй половине XIX века со времен Золотой лихорадки и строительства железных дорог по всей стране. Открытие университета связано с именем губернатора Калифорнии Леланда Стэнфорда и его жены Джейн Стэнфорд. Именно они стали инициаторами создания частного вуза.

Я столкнулась с разными версиями мотивации строительства: от печальной истории потери единственного сына и желания оставить после себя место получения знаний для «многих детей» до «отмывания средств», добытых достаточно сомнительной деятельностью губернатора. Всю правду мы уже не узнаем, но по сей день неоспоримым преимуществом университета является необъятная территория вокруг кампуса, которая принадлежит вузу, благодаря чему он зарабатывает и сегодня.

Университет стал популярным не сразу, прежде ему предстояло пережить не лучшие времена. Изначально он был очень даже среднего уровня образовательным учреждением. Готовили здесь в основном педагогов и бухгалтеров, учились дети из местных семей среднего достатка. Первоначально вуз назывался juniors school. Забавно, что в свое время, когда Г. Ицковиц, живший в Нью-Йорке, поступал в университет, отец передал ему рекламную брошюру из Стэнфорда. Своенравный молодой нью-йоркец возмутился, поскольку считал, что он уже взрослый и идти учиться в «детский (juniors) вуз» ниже его достоинства.

Во времена Великой депрессии университет сталкивается с финансовыми трудностями. Частично справиться с ними помогает Герберт Гувер – будущий президент США и выпускник первых потоков Стэнфордского университета (1891–1895 гг.). Имя Гувера связано и с одноименной дамбой Гувера в 48 км к юго-востоку от Лас-Вегаса. Именно благодаря ей были решены многие вопросы касательно воды, в том числе и в Лос-Анджелесе. Вряд ли город Ангелов был бы таким, каким мы его знаем сегодня, без своевременного строительства дамбы.

Для нас c именем Гувера связана также программа помощи по борьбе с голодом 1921–1922 гг. в Советской России. Переговоры с нашей стороны вел М. Горький. Позднее он скажет: «Ваша помощь будет вписана в историю как уникальное, гигантское свершение, достойное величайшей славы, и надолго останется в памяти миллионов русских…, которых вы спасли от смерти». Но не все было так гладко, и ряд условий по программе взбесил Ленина: «Подлость Америки, Гувера и Совета Лиги наций сугубая, – писал он в Политбюро. – Надо наказать Гувера, публично дать ему пощечину, чтобы весь мир видел, и Совету Лиги наций тоже». В общем, мало что изменилось с тех времен.

Кстати, знаменитый символ Стэнфорда в виде башни, которую так любят фотографировать, носит имя Гуверская башня. Внутри богатая библиотека и постоянная выставка, посвященная жизни Герберта Гувера.

Стэнфордский университет: от образовательного к исследовательскому

В трудный период, описанный выше, президентом Стэнфорда (1916–1943 гг.) был Ray Lyman Wilbur. Будучи выпускником Медицинской школы, он уделял особое внимание ее преобразованию. Также его заслугой является реорганизация высшего образования, поощрение независимых исследований. Именно он основал столь известную в мире Высшую школу бизнеса Стэнфорда.

По инициативе президента вуза была изменена система оплаты труда преподавателям и сформирован гибкий график работы. Теперь большую часть предметов сделали по выбору, началось формирование модульной системы. Если предмет оказывался никем не выбранным, то преподаватель фактически оставался без зарплаты. Это способствовало тому, что педагогам пришлось выйти из внутренней комфортной системы вуза и заняться исследовательской деятельностью для частных компаний Кремневой долины, которые формируются вокруг кампуса.

Влияние военного сектора

В Сан-Диего (на расстоянии 700 км от Стэнфорда) функционировала крупнейшая на западном побережье США американская военно-морская база. При выходе на пенсию военные селились севернее, и многие начинали заниматься предпринимательской деятельностью. Здесь нужно отметить командообразование и дисциплину, свойственную военным.

Кроме того, в самом центре современной Кремниевой долины в 1933 году была открыта станция ВМС, которая впоследствии получила название «Ангар № 1». Число технологических компаний, создававшихся вокруг авиабазы для обслуживания ее нужд, росло. Потом станция ВМС переехала в Сан-Диего, ангар № 1 занимался перспективными исследованиями в области авиации. На их месте по сей день находится НАСА.

«Отец» Кремниевой долины Фредерик Терман и президент Уоллес Стерлинг

С профессором Фредериком Терманом в Стэнфорде связан термин «коммерциализация научных знаний». С 1925 по 1941 годы он создает учебные курсы и задает направления исследований в электронике в области радиоламп, схемотехники и измерительных приборов, поощряет своих студентов создавать собственные компании и вкладывает во многие из них личный капитал. Один из самых ярких примеров – компания Hewlett-Packard.

Постепенно формируется система: преподавателей мотивируют заниматься частной исследовательской деятельностью, выполняя заказы бизнеса, педагоги подключают своих студентов. В результате многие из них трудоустраиваются в компании заказчиков или набираются опыта и открывают собственное дело. Стэнфорд становится интеллектуальным свободным центром, что мотивирует открывать офисы в непосредственной близости к кампусу.

В этот период президентом Стэнфорда был Уоллес Стерлинг, которому втечение 20-летнего срока (1949–1968 гг.) на этом посту удалось вывести вуз из проблемного регионального университета в признанный на международном академическом уровне «Гарвард» на Западном побережье. Во многом это связано с привлечением внешних грантов на исследования и строительство кампусной инфраструктуры, при этом особая роль уделяется созданию первого в мире приуниверситетского исследовательского парка.

Создание Исследовательского парка

Если вы попросите назвать один из самых важных факторов успеха Стэнфорда, то это, безусловно, будет создание Исследовательского парка (Stanford Research Park). Изначально, еще основателем университета, была заложена территория в 300 гектаров, принадлежащая вузу и запрещенная к продаже. Инициатором парка, которому в 1951 г. университет передал в аренду часть своей земли для размещения высокотехнологичных компаний, был уже вам известный Фредерик Терман, вернувшийся из Гарвардского университета и занявший должность проректора Стэнфордского университета.

Терман видел перспективы нового вида сотрудничества между Стэнфордом, городом Пало-Альто и промышленностью. Он представлял парк как место концентрации высококвалифицированных ученых и преподавателей, обеспечивающий работу выпускникам университетов, и стимулирования регионального экономического развития. Varian Associates, Hewlett-Packard, Eastman Kodak, General Electric и Lockheed Corporation переехали в Стэнфордский парк, и во многом именно они повлияли на развитие Кремниевой долины. Для примера, текущие резиденты парка: Hewlett Packard, Lockheed Martin, Start X, Machine Zone, Enterprise, TIBCO, Skype, SAP, Tesla, DuPont, Ford, Varian Medical Systems и другие.

Однако в настоящее время Исследовательский парк переживает не лучшие времена. Я думаю, что немногие местные знают, где вообще находится Исследовательский парк Стэнфорда. Мы во время курса каждые 2 недели старались организовывать встречи студентов с представителями инновационной инфраструктуры университета. Одна из них была запланирована с Исследовательским парком. Выходили они на связь очень неохотно, но в Стэнфорде есть негласное правило – студент важнее всего! Каждый имеет право на личную встречу с любым профессором вплоть до президента. Нужно написать секретарю человека, который тебя интересует, и ты обязательно попадешь в график встреч. Ожидание может растянуться на несколько месяцев, но прием обязательно состоится. Так вышло и с Исследовательским центром, хотя, чтобы их не очень отвлекали, у них отсутствует стационарный телефон, единственная связь – электронная почта. Зато проводила встречу директор центра.

Главная цель центра – зарабатывать для Стэнфорда. Бизнес-модель делится на две части:

1) На территории Стэнфорда можно снять место под офисное помещение минимум на 2 года либо можно согласовать аренду на менее короткий срок у субподрядчиков. В основном арендуют университетские spin-off.

2) Аренда территории, где можно построить собственное здание. В этом случае земля сдается в аренду на 99 лет. Условие – здание должно строиться под R&D.

Продает себя исследовательский центр за счет концентрации талантливых студентов Стэнфорда, которые в ближайшее время станут высококвалифицированными специалистами, а также – предоставления консалтинговых и образовательных услуг.

С чем связаны основные текущие проблемы? Большой вес имеет администрация Пало-Альто. Местные жители по большей части – это профессура и состоятельные люди, давно работающие в Долине. Им движуха в виде огромных кампусов компаний по примеру Google, Apple или Facebook со всеми вытекающими последствиями в виде парковок и пробок не нужна. Стэнфорд не может разрешить строительство без согласия администрации Пало-Альто, но та ставит палки в колеса, поэтому фирмам легче начать строительство в ближайших городах Mountain view или Sunnyvale. В результате территория исследовательского центра простаивает без должной реализации. Директор центра отметила, что с ректоратом Стэнфорда у них отличные отношения: они не мешают друг другу работать, а вот договориться с администрацией города оказывается невозможно.

Отдельная история, как мы добирались до центра. Увы, бюрократия не обошла даже Стэнфорд. Чтобы доехать до исследовательского центра, мы обратились в учебную часть нашего факультета STS, где согласились выделить на аренду транспорта $300. По времени переезд занимал примерно 20–25 минут, нас было 14 человек. Но ни один местный перевозчик не захотел везти нас за такие деньги. У всех минимальная ставка – 3 часа. Безусловно, было бы легче отправиться на своих машинах либо вызвать Uber, но профессор Ицковец уперся. Тем более администрации факультета могло не очень понравиться, что мы в учебное время возим студентов на такси. В итоге дело как-то решилось: через студентку-китаянку нашли местную транспортную фирму, работающую на китайцев, которая была не против за 2 часа заработать 300$. Водитель абсолютно не владел английским, и коммуницировали мы через студентку, владеющую китайским.

Еще одной строчкой дохода университета является Stanford Shopping Center – это шопинг-молл с многочисленными (140!) брендовыми бутиками. В Пало-Альто и его пригороде живет особо обеспеченная категория людей, плюс в частном вузе учатся небедные студенты. Университет сдает территорию молла под бутики и тем самым зарабатывает.

В следующей статье будет подробнее рассказано про сам курс «Innovation and Entrepreneurship: A Triple Helix of University Industry Government Interactions» , про студентов, про образовтаельный процесс и про роль спорта в университетской системе. Подробнее здесь: https://snob.ru/profile/28549/blog/134061

Автор: Поспелова Татьяна