Индустрия 4.0: а есть ли место для России?

В начале 2016-го года в Давосе (Швейцария) прошел ежегодный Всемирный экономический форум (ВЭФ).

Центром внимания технологических новаторов, ведущих бизнес-лидеров, и политиков мира стала Четвертая Промышленная Революция, или «Индустрия 4.0».

Как и ее предшественницы, эта революция фундаментально изменит то, как мы живем, работаем и взаимодействуем друг с другом. Происходит своеобразная цепная реакция, когда изменения в одних отраслях производства тут же вызывают изменения в другой. По своей масштабности, всеобъемлющности и сложности эта трансформация нашего мира несравнима ни с чем, с чем человечеству пришлось столкнуться до сегодняшнего дня. Эта волна затронет все страны мира, и чтобы адаптироваться к этой трансформации, необходима широчайшая и глубочайшая координация усилий всех сил, всех игроков. Для нас же важно понять, готова ли Россия к новой технологической революции, и какое место мы займем в новом мире.

Чтобы получить ответы на этот вопрос, необходимо определить место этой революции в историческом контексте. 

Россия в контексте первых трех промышленных революций

Знаменитый философ и социолог XX-го века Элвин Тоффлер (автор таких трудов как, например, «Третья Волна») выделил три «волны» в развитии общества:

  1. Аграрная революция,
  2. Переход к промышленности,
  3. Переход к обществу, основанному на знании.

Профессор социологии Дэниэл Белл, известный также как один из ведущих американских интеллектуалов послевоенного времени, определил следующие промышленные революции:

  1. Паровой двигатель, железнодорожный транспорт (конец XVIII-го века),
  2. Электрификация, разделение труда, массовое производство (конец XIX-го века),
  3. Электроника, ИТ-индустрия, автоматизированное производство (конец XX-го века).

Несмотря на различия в формулировании названий этих вех, очевидно, что наступление каждой из них послужило опорой для скачкообразного роста в развитии общества, при этом конкретные временные рамки, характер, масштабность, и глубина проникновения этих изменений различаются от одной страны к другой.

Source: mjolner.dk

Первая промышленная революция

Так, первая промышленная революция началась в Англии (последняя треть XVIII-го века – первая треть XIX-го века): лидерство Англии во внешней торговле (колонии) и накопление капитала изменили само общество, сделав торговлю и промышленность его новой основой. Эти же изменения произошли во Франции и Бельгии в 1830-1860 гг., а в Германии (во многом из-за ее раздробленности в начале XIX-го века) – в 1850-1873 гг. (Rostow, 1952) В 1860-1870 гг. прошли капиталистические реформы и в России (из-за масштабности территории, малой сосредоточенности населения в крупных городах, и геостратегической уязвимости), но переход к индустриальному обществу начался лишь в начале XX-го столетия. При этом эта т.н. «модернизация» затронула в основном те сферы и отрасли экономики, которые способствовали укреплению могущества государства. (W.O.Henderson, 1961)

Вторая промышленная революция

Вторая промышленная революция для большинства западных стран наступила в конце XIX-го века, в то время как для России она началась уже в первой четверти XX-го века, и была прервана Первой Мировой Войной, событиями февральской и затем октябрьской революций, приведших к катастрофическим изменениям как системы управления, так и численности, и качества населения страны. Продолжение индустриализации в России пришлось уже на вторую четверть XX-го века, вновь став «догоняющей» (Данилов & Косулина, 2000)

Третья промышленная революция

Наконец, третья промышленная революция оказалась определяющей в закреплении различий уровня развития между западными странами и Россией. Развитие кибернетики как предтечи информационной революции оказалось трагически приостановлено из-за политической реакции: сама идея кибернетики как науки, чьи достижения могли заменить труд людей трудом машин, была воспринята в штыки, и в начале 1950-х считалась реакционной лженаукой. И хотя в 1950-м же году в СССР заработала МЭСМ – первая в СССР ЭВМ, лишь в начале 1960-ых гг. кибернетика была признана Академией наук СССР. (Holloway, 1974). В последовавшие 10 лет было создано несколько собственных несовместимых компьютерных архитектур, и в целях их унификации и экономии было решено создать единый ряд ЭВМ, скопировав линейку устройств IBM-360, что усугубило отставание. (Малиновский, 1995)Тем временем в США первая компьютерная сеть, ARPANET, заработала уже в 1969-м году. (Hiltzik, 1999)

Четвертая промышленная революция

Четвертая промышленная революция является следствием ускоряющегося развития информационных технологий с их глубоким проникновением во все сферы человеческой цивилизации. Одной из характерных черт этой трансформации является изменение базовых принципов самой организации общества: на смену иерархическим структурам приходит сеть как система, позволяющая экспоненциально увеличивать уровень связности всех частей общества (как потребителей, так и производителей), игнорируя исторически сложившиеся пространственные и временные границы. (M.Castells, 2009)

Иными словами, распространение информационных технологий приводит к формированию нового уклада жизни, где общество представляет собой сложно организованные сетевые структуры, а бывшие ранее линейными взаимодействия между участниками трансформируются в сетевые потоки («непрерывно текущее пространство потоков» согласно Кастельсу). Из более традиционной системы, характеризуемой четко выделенными вехами и этапами, новая экономика приобретает способность т.н. непрерывных обновлений. «Описывая экономику XXI в., Кастельс использует такие понятия, как «timeless time» и «space of flows», подчеркивая, что сети придают информации особые качества и функции. (Смородинская, 2015)

REUTERS/Ruben Sprich

Алексей Портанский: Давос-2016: Россия пока не готова к новой технологической революции

Сетевой подход в ИТ-индустрии

Сетевой подход пронизывает все элементы общества и является фундаментальным в развитии ИТ-технологий:

  • Достижение технологического потолка в миниатюризации приводит к разделению вычислений:
    • как внутри устройств (рост числа процессоров в одном устройстве приводит к массово-параллельным вычислительным системам),
    • так и в рамках всей сети (выделение отдельных облачных микро-сервисов, сосредоточенных на решение конкретных вычислительных задач),
    • Рост числа и типов устройств, через которые человек взаимодействует с информацией, как узлы сети (компьютеры, ноутбуки, телефоны, планшеты, носимые устройства, и т.д.),
    • Объединение Сети с физической реальностью через Интернет вещей (повсеместное внедрение оснащенных сенсорами и подключенных к сети вычислительных устройств, во все аспекты человеческой жизни) и через средства создания и навигации в виртуальной и расширенной реальности (VR и AR),
    • Формирование высоко-насыщенных информационных систем, описывающих как виртуальную, так и физическую реальности (графовые базы знаний – Google Knowledge Graph, Bing Knowledge Graph, и т.д.), создание систем обработки сверхбольших объемов данных в реальном режиме (Big Data, complex event streaming),
    • Использование сетевых принципов в рамках систем глубокого машинного обучения (Deep Learning) для высокоинтеллектуальных систем анализа информации (анализ естественного языка, рукописного ввода, речи, изображений, видео, и т.д.),
    • Использование сетей для увеличения точности автономных транспортных устройств,
    • Использование достижений в вышеописанных областях для революционных прорывов в развитии робототехники и повышении автоматизации производства.

Помимо этого, эти изменения в ИТ-технологии затрагивают такие области как нано- и биотехнологии, создание новых видов материалов, альтернативную энергетику и средства долговременного сохранения энергии, и трехмерную печать. Наконец, отдельной и особенно перспективной областью являются квантовые вычислительные системы.

Каждое из этих изменений само по себе играет немаловажную роль в научно-технологическом развитии человеческого общества, но именно их совокупность превращает эти изменения в тектоническую трансформацию нашей цивилизации.

Сетевой подход в экономике

Так, Э. Тоффлер утверждал, что в связи с падением стоимости товаров людям будет легче расставаться со старыми вещами ради получения новых моделей, и брать вещи напрокат, отказываясь от полноценного владения вещами. (Toffler, 1970) Сегодня компании, оперирующие рынками проката товаров и услуг, такие как AirBnB (сдача жилья), Uber (услуги такси), становятся ведущими игроками экономики совместного владения (shared economy). Фундаментальным принципом работы этих компаний является сетевой подход, позволяющий в обход традиционных иерархий непосредственно соединять производителей и потребителей товаров и услуг, минуя избыточные слои посредников  (Levin, 2015)

С точки зрения Билла Гейтса, основателя Microsoft, одной из характеристик информационного общества будет очень высокая скорость принятия решений. (Gates & Hemingway, 1999)В своей книге «Четвертая промышленная революция» профессор Шваб приводит статистику, подчеркивающую, что в настоящее время средний срок существования компании-участницы индекса Standard&Poors сократился с 60 до 18 лет, и, если корпорации хотят оставаться на плаву, им придется встретить вызовы «Индустрии 4.0». При этом переход от иерархии к сетевой организации как самих компаний, так и производственных цепочек является ключевым для поддержания актуальности в новом мире. (Schwab, 2016)

Сетевой подход в научно-исследовательском сотрудничестве

Сетевые принципы привели к фундаментальному переосмыслению традиционной иерархической модели взаимодействия между основными движущими силами общества – университетами, государством, и бизнесом. В этой модели, впервые постулированной профессорами Генри Ицковицем и Лойетом Лейдесдорфом, каждая из сторон берет на себя задачи, традиционно присущие другим игрокам, создавая вместе новые кластерно-сетевые системы с горизонтальными связями и механизмом коллаборации, как механизм успешного претворения в жизнь инновационных планов модернизации экономики государств. (Etzkowitz & Leydersdorff, 1995)Университеты становятся основателями бизнес-инкубаторов, где студенты и профессора создают новые фирмы, опираясь на технологии, разработанные в стенах университетов. В то же время государство берет на себя функции венчурного инвестора в дополнение к роли регулятора. Бизнес-сообщество же берет на себя роль университетов, развивая фундаментальные и прикладные исследования в собственных или общих с университетами лабораториях. Такое сотрудничество способствует естественному формированию инновационной динамики и творческого обновления, которое возникает в каждой из трех институциональных сфер: университетской, промышленной, и государственной, при их пересечении.

Место России в четвертой промышленной революции

Какое же место занимает Россия в этом инновационном марафоне? Отставание, накопившееся за время предыдущих промышленных революций, вкупе с неразрешенными институциональными проблемами (переход от недосформировавшейся рыночной экономики к государственному капитализму, высокий уровень коррупции, практическая несменяемость власти, высокий уровень давления на малый бизнес, отсутствие независимого суда, неработающий институт частной собственности, отсутствие независимых СМИ, общей открытости, проблемы в международных отношениях, и т.д.), являются более чем серьезными препятствиями на пути России к новой «модернизации». Безусловно, осознание и принятие этих проблем – уже шаг вперед. В России сформировалась неполноценная двойная спираль, где академия и бизнес переплетаются с государством, но не дотягиваются друг до друга.

В то же время в российских инновационных институтах (Российская венчурная компания – РВК, Агентство стратегических инициатив АСИ) сформировалось четкое понимание необходимости отказа зависимости экономики страны от т.н. «нефтяной иглы» вкупе с пониманием важности не только прогнозирования будущего, но и их созидания. Так, одна из последних инициатив - Национально Технологическая Инициатива, проект, рассчитанный на формирование принципиально новых рынков и создание условий для глобального технологического лидерства России к 2035 году. В проекте особые задачи ложатся на плечи современных университетов, которые приобретают новую функцию – предпринимательскую (или иначе университеты 3.0) и на своей базе должны создать опережающую на 10-15 лет культуру и экономическую среду. Только тогда учебные заведения будут готовить людей к будущему, в не прошлому.

Наши дни – это время, когда частная космонавтика переживает расцвет, и идея частного освоения космоса представляется вполне возможной, а подготовка к рынкам 2035-го года представляется совершенно естественной. С другой стороны, в России существууют целые города, имеющие проблемы с доступом к базовым инфраструктурным объектам. От внедрения новых терминов, создания новых инновационных институтов, провозглашения новых инициатив базовые институциональные проблемы не решатся. Хотя долгосрочное планирование и стратегия необходимы для успеха, без конкретных действий, направленных на воплощение этих идей в жизнь, Россию ожидает повторение ее печального опыта с предыдущими промышленными революциями.

Готова ли Россия к наступлению 4-ой революции? Скорее нет, чем да. Развитию мешает высокая роль государственного аппарата, “подавление” малого бизнеса, постояная утечка человеческого капитала, связанная с отсутствием условий для работы, отсутствие передового оборудования. Еще не все потеряно, но пройдет несколько лет и мы можем потерять доступ к ряду отраслей. Поэтому в рамках 4-ой революции сегодня для России актуальны слеущие задачи:

  • сохранить и наращивать текущие технологические наработки
  • привлекать в образовательном и исследоватльском плане подрастающее поколение, создавать условия для реализации их потенциала в России
  • развитие инвестиционного климата для привлечения частного капитала в развитие технологических отраслей
  • открытость и конкуретноспособность на международном рынке.

Авторы:

Поспелова Татьяна Васильевна Исполнительный директор Российского представительства Международной ассоциации «Тройной спирали», экономический факультет МГУ.

Корнев Данила Алексеевич, Генеральный директор ООО «Зэт Юниверс», Специалист-инженер в области компьютерных наук, МИЭМ – НИУ-ВШЭ.

Источник: https://snob.ru/profile/28549/blog/109523